вода

Если

Если ты справляешься, Мироздание дает тебе следующую задачу. Ты справляешься и повышаешь уровень. Делать из песка радуги в следующий раз будет легко. Может быть, даже до автоматизма свое искусство доведешь. Но творчества уже не будет, и смысла тоже. Поэтому тебе снова будет больно.
Не расслабляться. Не выключать защиту. Легкий, но неправильный путь.
Делай не радуги, сделай одну единственную. Даже если никто не заметит.
  • Current Music
    Billy Jean
  • Tags
огненная

Другие

Снятся странные сны. Встречи с людьми. Наверное, рядом с ними я живу в той другой жизни, где балкон и сигареты.
Первая. Рыжая девушка. Очень красивая, хрупкая. Нежная кожа, белая, тонкая. Россыпи янтарных веснушек по всему телу. Нет, только на выпуклых частях - икры, бедра, плечи, скулы, будто нарочно окрашены фанатичным художником так, чтобы усилить красоту изгибов этого тела, подчеркнуть контраст красок. Чтобы показалось, будто солнце - этот художник. Светло-рыжие волосы до плеч. Это отчетливо, но черт лица, выражения глаз - ничего не осталось. Только мои эмоции и желание защитить, и ощущение легкости ее тела. Глаза зеленые. Так должно быть.
Второй. Мужчина, которого долго ждала, по сценарию сна. Немного выше меня, в клетчатой рубашке по фигуре, волосы черные, блестят, прическа как у Пола Маккартни в период Let it be. Соскучилась. Говорю ему об этом на ухо. Он согласен. Лица опять не помню.
Кто это? Зачем? Откуда они взялись? Или это я на самом деле живу там, и эти встречи что-то инициируют здесь, в моей этой жизни. Знать бы, что. Знаю только, что эти два человека важны и где-то есть, и носят здесь другие имена, живут с кем-то другим, и не знают меня. Только догадываются. Потому что так же смутно живут другой жизнью в другом месте.
огненная

Настроение

Осень шикарно одета, сорит деньгами, щедрая, богатая дама. Такое у нее сегодня настроение. Не беспечная, не задумчивая. В полном сознании и серьезная. Улыбается, смотрит спокойно и все больше молчит. Волосы рыжей волной легли на спину и будто держатся за нее, не летят - на земле лежат. Все в ней основательно и надолго. Такая настоящая, женщина земного знака. И за ее плечами дом, уютный теплый дом, с запасами, мягкими пледами, книгами, сотнями чашек кофе. Все готово.
силуэт

(no subject)

Тишина внутри. Глухая.

Выдохлись остатки коллекционного вина, осталась пустая стекляшка.
Поставлю на полочку, вопреки любви выбрасывать все ненужное.

Зима.
синее

Пять

Когда муж предложил мне эту авантюру, я не думала ни минутки! Организовала домой бабушку и отправилась в путешествие.
За последние шесть дней я пересекла пять стран, проехала примерно три тысячи шестьсот километров.
Целью был город Мартин в Словакии, и ехали мы туда на машине. Латвия, Литва, Польша, Чехия и Словакия наконец.
Небольшой город расположился в прямоугольной долине, окруженной со всех сторон горами Фатрами. В эти дни там проходил первый Международный Съезд коллекционеров пивной атрибутики. Я ехала за компанию) меня везли коллекционеры. Нас было четверо, два коллекционера и два просто интересующихся индивида.
Мы переночевали в Польше в чудесном семейном отеле (там всего восемь номеров, и во второй половине дома живут хозяева) "Stary Dom" в Августуве. На обратном пути остановились там же, и у нас было немного времени, чтобы прогуляться. Жаль, было уже темно, так что фотографий этого чудесного милого места нет. А в центре городка стоит прекрасный католический храм, устроен парк со скамейками и фонарями, улицы выложены камнем, и если бы не машины, стояла бы осенняя тишина, и было бы хорошо слышно службу, которую транслировали из храма, чтобы прохожие могли присоединиться.
Два дня в пути в одну сторону и два дня обратно, и два дня на месте. Устроились в небольшом отеле под горой в восьми километрах от Мартина, в маленьком городке Врутки. Делать там совершенно нечего без машины) гулять по улицам немного некомфортно, потому что если ты спустился по улице вниз, то забираться обратно нужно под весьма заметным уклоном. А чтобы добраться до какой-нибудь жизни, нужно брать такси и ехать в центр Мартина.
Зато в центре Мартина есть замечательные кафе и ресторанчики, где мы получили самые разнообразные вкусовые удовольствия.
Вообще, вся поездка у меня была плотно связана с опробованием кухни, больше всего польской, немного словацкой и чешской. Фляки, брынзовые галушки, чешский луковый суп, блинчики с маком, стейки, конечно, и даже венгерский картофельный блин с гуляшом, который пришлось только наблюдать, ибо поместиться в живот уже ничего не могло. Вкуснейшее пиво с пивоварни отведала уже дома.
Ну, а самым ярким впечатлением стал *отвал башки* на горе Мартински Холе. В этой местности работают семнадцать горнолыжных курортов, и мы прокатились в один из них. Высшая точка этого курорта около тысячи шестисот метров. Мы добрались до отметки 1436, где я сказала, что все, я пришла, больше вверх не пойду)) Это была вершина горнолыжной трассы, и там было так хорошо! Вернее, было плохо (временно) моему ленивому тельцу и очень здорово бешеному мозгу!
И чтобы стало еще лучше, во время спуска мы упали в сухую высокую траву, и тут же наступила полная гармония: тело получило свое желанное полежать, ветер перестал дуть, солнце грело, и, кажется, снизу даже грела гора. И включилась удивительная тишина, такую больше нигде не услышишь...

DSC00249
ноги

Мамье

Взрослеющий ребенок всегда потеря. Обнимаю почти взрослую тетеньку и отчаянно желаю, чтобы она оставалась моей маленькой девочкой. Глажу ее взрослые волосы, а она ускользает... со мной еще, но уже не моя. Не такая моя, как два года назад, и совсем не такая, как десять. Семнадцать.
Каждый раз, обнимая ребенка, соизмеряю его голову с собой, со своим животом - в нем она созрела, эта голова, и вышла наружу через меня. Твердая, умная голова, такая большая, что не верится (никогда не верится), что это когда-либо было - рождение.
Каждый ребенок это потеря, в перспективе. И это потрея в самого начала - как только ребенок отделился от тела, стал самостоятельным. И потом вырос. Перестал забираться в мою кровать, перестал ждать с работы в щенячьей тоске. Стал умнее и сильнее меня. И его уже нельзя просто так обнять.
Но это потом, а пока я цепляюсь последними ниточками, оставить след, остаться, остаться...